Сергей Есенин «Пой же, пой. На проклятой гитаре...»

И оставь печали в прошлом. Наплевать, что было тошно, Ну, приди ко мне, приди. Нам же вместе лучше будет. Ветер страсти не остудит, Не проси, а ход ладьи Лишь ускорит. От тебя её не скрою.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель

Сергей Есенин - Кто я? Только лишь мечтатель… Кто я? Только лишь мечтатель, Перстень счастья ищущий во мгле, Эту жизнь живу я словно кстати, Заодно с другими на земле. И с тобой целуюсь по привычке, Потому что многих целовал, И, как будто зажигая спички, Говорю любовные слова.

В свою очередь, некоторые друзья Есенина также не хотели, чтобы поэт полностью оказался Да что вы — к Гале ревнуете Вот потому и ревную.

Объятье — вот занятье и досуг. В семь дней иссякла маленькая вечность. Изгиб дороги — и разъятье рук. Какая глушь вокруг, какая млечность. Здесь поворот — но здесь не разглядеть От Паршина к Тарусе поворота. Стоит в глазах и простоит весь день Все-белизны сплошная поволока. Даль — в белых нетях, близь — не глубока, Она — белка, а не зрачка виденье. Что за Окою — тайна, и Ока — Лишь знание о ней иль заблужденье. Вплотную к зренью поднесен простор, Нет, привнесен, нет втиснут вглубь, под веки, И там стеснен, как непомерный сон, Смелее яви преуспевший в цвете.

Вход в этот цвет лишь ощупи отверст. Не рыщу я сокрытого порога.

Милый мой, ты у меня в груди. Предназначенное расставанье Обещает встречу впереди. До свиданья, друг мой, без руки, без слова, Не грусти и не печаль бровей, - В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей. Эрлих потянулся рукой за листком, но Есенин его остановил: Эрлих прочитал только на следующий день после смерти Есенина. Что со мною сталось?

Сергей Есенин . Но, всегда ища себе родную И томясь в неласковом плену, Я тебя нисколько не ревную, Я тебя нисколько не кляну. Кто я Что я .

Сотни шагов, в обратную сторону. Взялся откуда ты, на мою голову? Здесь сильно похоже запала я, мама. Ну как же так можно, ау. Как же так можно, ау-ау. И я уже видимо мысленно, Убила бы каждую стервочку. Да, мы не знакомы, но надо знать.

Стихи Есенина Сергея

На проклятой гитаре Пальцы пляшут твои в полукруг. Захлебнуться бы в этом угаре, Мой последний, единственный друг. Не гляди на ее запястья И с плечей ее льющийся шелк. Я искал в этой женщине счастья, А нечаянно гибель нашел.

И томясь в неласковом плену, Я тебя нисколько не ревную, Я тебя нисколько не кляну. Кто я Что я Только лишь мечтатель, Синь очей.

Чтоб все время в синих дремах, Не стыдясь и не тая, В нежном шелесте черемух И чтоб свет над полной кружкой Легкой пеной не погас - Пей и пой, моя подружка: На земле живут лишь раз! На бору со звонами плачут глухари. Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло. Только мне не плачется — на душе светло. Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог, Сядем в копны свежие под соседний стог.

Зацелую допьяна, изомну, как цвет, Хмельному от радости пересуду нет. Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты, Унесу я пьяную до утра в кусты.

«Для меня любовь — это страшное мучение». Женщины Сергея Есенина

Мыслитель 5 лет назад Айседоре Дункан. Есенин и Дункан возвратились в Россию в году в августе поездка заняла 15 месяцев , а осенью разошлись. Брак с Айседорой распался.

Не оставив молчать никого! И она переливом тальянки. Отзывалась на голос его. Не от ветра клонилась берёза, Не метелью повален был клён.

Без возврата Я покинул родные поля. Уж не будут листвою крылатой Надо мною звенеть тополя. Низкий дом без меня ссутулится, Старый пес мой давно исдох. На московских изогнутых улицах Умереть, знать, судил мне бог. Я люблю этот город вязевый, Пусть обрюзг он и пусть одрях. Золотая дремотная Азия А когда ночью светит месяц, Когда светит… черт знает как! Я иду, головою свесясь, Шум и гам в этом логове жутком, Но всю ночь напролет, до зари, Я читаю стихи проституткам И с бандитами жарю спирт.

Сердце бьется все чаще и чаще, И уж я говорю невпопад: Низкий дом без меня ссутулится, Старый пес мой давно издох.

Сергей Есенин без цензуры.

На проклятой гитаре Пальцы пляшут твои в полукруг. Захлебнуться бы в этом угаре, Мой последний, единственный друг. Не гляди на её запястья И с плечей её льющийся шёлк.

Неужели станем ревновать нашего зрителя к московским гастролерам Ни Марии Стюарт, ни Есенина, ни Кристины Орбакайте питерский театр ей .

Лобзанья отравит, оледенит объятья, Вздох неги превратит в кипящий рой проклятья Отнимет всё - и свет, и слёзы у очей, В прельстительных власах укажет свитых змей В улыбке алых уст - гиены осклабленье И в лёгком шопоте - ехиднино шипенье. Смотрите - вот она! Она - с другим - нежна! Увлажены ресницы; И взоры чуждые сверкают, как зарницы, По шее мраморной! Как молния, скользят По персям трепетным, впиваются, язвят, По складкам бархата язвительно струятся И в искры адские у ног её дробятся, То брызжут ей в лицо, то лижут милый след.

Вот - руку подала!.. Изменницы браслет Не стиснул ей руки

Сергей Есенин - Пой же, пой. На проклятой гитаре.